Судьба затопленных в арктических морях ядерных объектов зависит не только от финансирования

Вопросам состояния затопленных в арктических морях объектов с радиоактивными отходами (РАО) и отработавшим ядерным топливом (ОЯТ) и возможным вариантам финансирования их подъема было посвящено заседание рабочей группы «Обеспечение экологической безопасности и рационального использования природных ресурсов» в составе Государственной комиссии по вопросам развития Арктики. Оно прошло в минувшую пятницу в Москве под председательством Министра природных ресурсов и экологии РФ Сергея Донского.

Напомним, что в арктических морях затоплено 17 000 контейнеров с РАО, 19 судов с РАО, 14 ядерных реакторов, в пяти из которых содержится ОЯТ, 735 единиц радиоактивных конструкций. Там же затоплена атомная подводная лодка (АПЛ) К-27 с двумя реакторами с невыгруженным ОЯТ, а также затонула АПЛ К-159.

По словам начальника лаборатории дистанционного мониторинга ЯРОО Управления по нераспространению и физической защите НИЦ «Курчатовский Институт» Олега Кикнадзе, затопленные и затонувшие объекты являются источниками потенциальной опасности в связи с деградацией их защитных барьеров. Он отметил, что в условиях недостатка данных о состоянии затопленных объектов невозможно сделать достоверный прогноз их влияния на экосистемы арктических морей и на население прибрежных районов.

Интерес к обеспечению радиоэкологической безопасности также обусловлен возможностями освоения нефтегазовых месторождений в центральной части Карского моря, где в нескольких километрах от участков разведки и последующей добычи находятся объекты с ОЯТ и твердыми радиоактивными отходами (ТРО), а некоторые объекты даже попадают внутрь этих участков.

«Сейчас при любом планировании работ по добыче углеводородов в Арктических морях необходимо заранее предусмотреть создание механизмов постоянного радиологического мониторинга морской среды в районах затопления радиационно-опасных объектов», – рассказал Кикнадзе на заседании.

Он отметил, что этой осенью впервые удалось обнаружить и частично обследовать место затопления ТРО в заливе Благополучия (Новая Земля). Это произошло во время морской экспедиции Института Океанологии РАН по изучению экосистем российской Арктики.

Кикнадзе рассказал, что Курчатовский Институт планирует продолжить работы по мониторингу состояния затопленных и затонувших объектов. В частности, запланировано проведение комплексного инженерного радиационного обследования для определения фактического состояния затонувших АПЛ «К-27», «Б-159», и других объектов, а также выработка предложений по дальнейшему обращению с ними.

«Но мы можем проводить только минимально необходимые мероприятия для получения информации о влиянии подводных захоронений РАО на радиационную ситуацию в акваториях арктических морей. Дело в том, что финансирование мероприятий запланировано не ранее, чем в 2020-м году, то есть подводные захоронения РАО, в том числе те, что предоставляют ядерную и радиационную опасность, могут остаться без надзора еще три года. Поэтому для контроля над ситуацией нужно искать альтернативные пути финансирования», – рассказал он.

Участники совещания склонялись к одному: пока не будет определен собственник объектов, не будет ни финансирования мероприятий, ни принятия решений о том, что нужно поднимать, а что можно оставить на дне арктических морей.

Министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской также отметил, что еще не слышал ни данных по мониторингу подобных объектов, ни информации о планах действий. Он также удивился, что нельзя определить собственника, например, атомных подводных лодок.

Дело в том, что большая часть затопленных и захороненных на дне РАО не имеют ведомственной принадлежности. Все АПЛ, кроме субмарины «Комсомолец», были выведены из состава военного флота и сейчас никому не принадлежат, включая «Комсомолец», который был снят с баланса Министерства обороны после того как утонул.

Председатель ЭПЦ «Беллона» Александр Никитин считает, что именно по АПЛ решения должны приниматься в первую очередь. В частности, в срочном порядке необходимо решать проблему с АПЛ К-27 – это необходимо сделать, пока не закрыта база в поселке Гремиха (Островной) Мурманской области, иначе потом просто не будет соответствующей инфраструктуры для ее утилизации.

«Сегодня многие, включая министров, удивляются, что трудно определить собственника «утоплеников». Это действительно сложная проблема, поскольку собственник станет ответственным за судьбы затопленных объектов и за все работы, которые будут проводиться. А у нас в стране не очень много найдется желающих брать на себя ответственность, – рассказал Никитин. – Например, «Росатом» готов утилизировать поднятые объекты, но только после того, как их доставят в места утилизации».

Напомним, что АПЛ К-27 с жидкометаллическим теплоносителем была подготовлена к затоплению, ее реакторы были залиты специальным консервантом. Однако спустя несколько лет обнаружилось, что консервант не так хорош, а попадание воды внутрь реактора может вызвать неконтролируемую цепную реакцию. Нахождение АПЛ с высокообогащенным ураном на мелководье – это наихудший сценарий для цепной реакции.

Участники арктического заседания обсудили отсутствие финансовых средств на реабилитацию акваторий арктических морей и подъем объектов в Программе социально-экономического развития Арктики.

Еще три года назад «Беллона» с грустью констатировала, что отсутствует единое общепринятое мнение о том, что надо делать с затопленными объектами: поднимать и утилизировать, консервировать на дне или оставить все, как есть. Нет и общего представления о масштабе средств и времени, необходимых для ее решения тем или иным способом.

Совещание в Минприроды в минувшую пятницу показало, что за три года вопрос так и не сдвинулся с мертвой точки.

География: 
Арктика
Источник: 
Беллона