Первая партия отработавших топливных сборок с ПТБ «Лепсе» доставлена на ФГУП «Атомфлот»

Первая партия отработавших топливных сборок с плавучей технической базы (ПТБ) «Лепсе» доставлена на базу ФГУП «Атомфлот» в Мурманске. Топливные сборки общим количеством 111 штук, размещенные в шести транспортных контейнерах (ТУК), были доставлены теплоходом «Серебрянка» с территории судоремонтного завода (СРЗ) «Нерпа».

Практические работы по выгрузке отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) с ПТБ «Лепсе» согласно регламенту начались на СРЗ «Нерпа» в мае этого года. Потребовалось около трех месяцев для подготовки первой партии топливных сборок к транспортировке (подрезка верхней части и подрыв пеналов). Далее в течение трех недель пеналы были доставлены на пирс, упакованы в ТУК и погружены на теплоход «Серебрянка». Всего необходимо перевезти 639 топливных сборок, которые будут доставлены за шесть рейсов.

Перевозка топливных сборок – один из последних этапов утилизации ПТБ «Лепсе», которая началась в 2008 году. Работы ведутся за счет гранта Фонда поддержки Природоохранного партнерства «Северное измерение» (распорядитель Фонда - Европейский банк реконструкции и развития) в размере 53 млн евро. Полный вывоз ОЯТ с ПТБ «Лепсе» планируется завершить в 2020 году.

В торжественной церемонии приняли участие вице-губернатор Мурманской области Евгений Никора, руководители Росатома и Атомфлота, дипломаты, представители МАГАТЭ, Европейского банка реконструкции и развития, а также других международных организаций.

Евгений Никора отметил, что таким образом в Мурманском регионе делается важный шаг в обеспечении глобальной радиационной безопасности.

«Сегодня мы завершаем один из важных этапов этой работы. Это говорит о том, что, имея уникальную не только в России, но и в мире инфраструктуру по обращению с отработавшим ядерным топливом и радиоактивными отходами, мы используем ее, чтобы не оставлять опасное ядерное наследие нашим потомкам», – подчеркнул Евгений Никора.

Заместитель директора по государственной политике в области радиоактивных отходов (РАО), ОЯТ и вывода из эксплуатации ядерно и радиационно опасных объектов (ВЭ ЯРОО) - руководитель проектного офиса «Центр международных программ и проектов в области РАО, ОЯТ и ВЭ ЯРОО» Владимир Поцяпун отметил:

«Долгие годы проблемы «Лепсе» считались неразрешимыми. Благодаря результатам труда представителей более 20 предприятий Госкорпорации «Росатом», Мурманской, Архангельской, Ленинградской областей и финансовой поддержке международных организаций сегодня мы видим, что производство по выгрузке ОЯТ налажено и успешно функционирует».

Вячеслав Рукша, заместитель генерального директора Госкорпорации «Росатом», директор Дирекции Северного морского пути, сказал:

«Для меня реализация международного проекта по утилизации ПТБ «Лепсе» стала исключительно важным и личным делом. Сегодня – важнейшее событие в экологической реабилитации региона и жизни каждого, кто участвовал в этом проекте».

Генеральный директор ФГУП «Атомфлот» Мустафа Кашка отметил:

"Безусловно, это труд большого числа людей. Их профессиональная работа позволила выполнить эту непростую задачу безопасно. На ближайшие десять лет утилизация других плавтехбаз у нас не предусмотрена. Нам нужно приступить к строительству новых. Мы входим в новые арктические проекты".

Прибытие первой партии отработанного ядерного топлива с плавтехбазы «Лепсе» на «Атомфлот» — очень важное событие для международного сотрудничества в области обращения с ядерным наследием. Об этом заявила руководитель дивизиона по обращению с радиоактивными отходами и выводу из эксплуатации Агентства по ядерной энергии ОЭСР Ребекка Тадессе.

«Мы в Агентстве по ядерной энергии пытаемся стимулировать страны к сотрудничеству в решении проблем ядерного наследия, — рассказала Тадессе. — И это один из успехов, которые мы можем использовать как пример совместной работы международных организаций по обмену знания в области технологий, экономики и решения специфических проблем в этой сфере».

Она отметила важность обмена опытом, так как у каждой страны, развивающей атомную энергетику, есть вопросы ядерного наследия.

«Проект по утилизации «Лепсе» — прекрасный пример, который мы можем использовать в будущем для укрепления взаимодействия и решения долгосрочных проблем по очистке от ядерного наследия», — сообщила представитель Агентства по ядерной энергии ОЭСР.

Первый секретарь по энергетике и политике в области климата Представительства Европейского союза в Российской Федерации Гийом Жан Эдуард Скваль сообщил, что этот проект очень важен и для Европейского союза, и для России.

«Мы рады присутствовать здесь, в Мурманске, с нашими коллегами из Росатома и Росатомфлота. Это очень сложный проект, а не стандартная операция. Было необходимо найти новые решения для того, чтобы извлечь ОЯТ из ПТБ «Лепсе», и для этого понадобилось создать новые механизмы и инструменты. Учитывая сложность стоящих задач, нельзя сказать, что реализация проекта заняла слишком много времени», — отметил европейский дипломат.

«Мы продолжаем сотрудничать в различных областях, где мы имеем взаимные интересы, в частности, в сфере обращения с ядерным топливом российских атомных ледоколов. Это очень интересный проект, и мы должны продолжать сотрудничество в других областях, таких, как изменение климата и защита окружающей среды, и эта деятельность не должна быть заложником политических проблем», — выразил уверенность он.

Заместитель директора департамента ядерной безопасности Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) Саймон Эванс обратил внимание на то, прибытие первой партии ОЯТ с плавтехбазы «Лепсе» на «Атомфлот» имеет чрезвычайно высокую важность для населения Мурманской области, всего региона Баренцева моря и вообще для всего мирового сообщества, так как это событие демонстрирует, каких успехов можно достичь благодаря международному сотрудничеству в сфере ядерной безопасности.

«Этот факт нельзя недооценивать, так как эта работа потребовала невероятных технических усилий в течение долгих лет, и мы смогли выполнить эту задачу благодаря отличному сотрудничеству России и международного сообщества, — это то, на что сейчас недостаточно обращают внимание, на мой взгляд», — подчеркнул он.

По его словам, это был исключительно эффективный проект.

«Говоря о самой задаче и затраченных на ее решения средствах, важно помнить, что «Лепсе» — это особенно сложный объект, где ядерное топливо хранилось долгие годы. До того, как начались работы по вскрытию объекта, существовала огромная неопределенность и неизвестность. Работать приходилось поэтапно. Так что было бы неразумно говорить о том, что слишком много средств было на него затрачено. Важно признать, что в решении этой проблемы были большие риски, высокий уровень неопределенности и высочайшая сложность технических решений. Я считаю, что это исключительный пример международного сотрудничества, учитывая его сложность. Если бы это было легко осуществить, никто бы так не беспокоился о решении и не потребовалось бы участие международного сообщества», — рассказал Эванс.

«Это был исключительно эффективный проект. Говоря о самой задаче и затраченных на ее решения средствах, важно помнить, что «Лепсе» - это особенно сложный объект, где ядерное топливо хранилось долгие годы. До того, как начались работы по вскрытию объекта, существовала огромная неопределенность и неизвестность. Работать приходилось поэтапно. Так что было бы неразумно говорить о том, что слишком много средств было на него затрачено. Важно признать, что в решении этой проблемы были большие риски, высокий уровень неопределенности и высочайшая сложность технических решений.

Я считаю, что это исключительный пример международного сотрудничества, учитывая его сложность. Если бы это было легко осуществить, никто бы так не беспокоился о решении и не потребовалось бы участие международного сообщества.

Если говорить о будущем, то еще предстоит вывезти с «Лепсе» пять упаковок с ОЯТ, есть надежда, что это произойдет к лету следующего года. Я понимаю, что нельзя недооценивать сложность предстоящих процессов по перевозке последних партий топлива, во многих аспектах это самая сложная часть проекта».

Советник посла Франции в Москве по ядерным технологиям и атомной энергетике Александр Горбачев пояснил, почему Франция принимала участие в проектах по обезвреживанию советского ядерного наследия:

«Франция на сегодняшний день три четверти своей электроэнергии производит на атомных станциях. У нас 58 атомных реакторов. Поэтому для нас ядерная и радиационная безопасность и у нас, и в мире — это приоритет. Когда 15 лет назад нам показали ситуацию в Мурманской области (а она была очень тяжелая), произошла мобилизация и в нашем правительстве, и в парламенте, чтобы выделить необходимые средства, назначить исполнителей со стороны Франции, чтобы скоординированно с российскими предприятиями и другими странами, которые тоже решили участвовать (вложить средства и выделить технические решения), действовать для устранения этой проблемы. Правительство назначило Комиссариат по атомной энергии Франции, чтобы он руководил этим процессом со стороны Франции. С 2006 года у нас началась работа с российской стороной (Росатом, СевРАО, Курчатовский институт и другие). Мы выделили площадку Гремиха, так как там была очень сложная ситуация, там было много отработавшего ядерного топлива, которое невозможно было ни утилизировать, ни упаковать с использованием средств, которые имелись на тот момент».

Горбачев назвал работы, проводимые в рамках международного сотрудничества, очень серьезным техническим и научным вызовом.

«В течение года-полутора у нас установились очень хорошие взаимоотношения и координация в финансовом плане. Почти 50% финансировала наша сторона, чуть больше половины – Россия. Мы совместно выработали план работ, установили сроки, и работа началась».

«Я видел инженеров и научных сотрудников с одной и с другой стороны, говорящих на разных языках и на ломаном английском, но они друг друга прекрасно понимали. Сразу было видно, что это две ядерные державы, которые умеют обращаться с атомом и разговаривают на одном языке», — рассказал он.

«Без кооперации и партнерства не удалось бы вывести столько отработавшего ядерного топлива на сегодняшний день. Огромное количество радиоактивных материалов вывезено. Многое еще осталось, но мы совместными усилиями подготовили инфраструктуру, и российские специалисты могут продолжать эту работу, у них теперь есть опыт и всё идет хорошо. Поэтому нам очень интересно участвовать в таких мероприятиях, чтобы знать, как идут дела», — продолжил представитель посольства Франции.

«Опыт, полученный в процессе утилизации плавтехбазы «Лепсе», может быть применен и в других ситуациях. Десять лет назад ситуация казалась нерешаемой, но инженеры из разных стран смогли разобраться с этой проблемой. Теперь мы знаем, что даже если ситуация очень сложная, то это не означает, что она неразрешимая», — подчеркнул он.

Особо заинтересованной стороной в реализации проекта на плавтехбазе «Лепсе» была соседняя Норвегия. Как заявила губернатор провинции Тромс и Финнмарк Элизабет Вик Аспакер, для жителей, проживающих на севере Норвегии, обстановка становится более безопасной.

«Поэтому для представителей органов власти, администрации провинции Тромс и Финнмарк, для норвежских властей было важно на протяжении многих лет поддерживать сотрудничество наших специалистов со специалистами из России. Радиоактивные отходы — один из потенциально самых опасных факторов для населения, поэтому для нас очень важно было участвовать в решении этих проблем», — разъяснила она.

Элизабет Вик Аспакер была свидетелем реализации проекта с самого начала: 25 лет назад она приезжала в Мурманскую область с представителями «Беллоны» и представителями комиссариата ЕС по вопросам экологии и посещала плавтехбазу «Лепсе».

«С тех пор я думала о том, что необходимо найти решение этого вопроса, и сейчас мы видим, что этот вопрос решается», — сказала губернатор.

«Несмотря на то, что проект занял долгое время и мы были очень нетерпеливы, ожидая его окончания, и хотели, чтобы работа шла быстрее, важно понимать, что это был очень сложный вызов. Я общалась с нашими экспертами, которые участвовали в реализации проекта, и они рассказали, что приходилось изобретать совершенно новые подходы, новый инструментарий, так как до этого не было соответствующего опыта, на который можно было опереться. Я с нетерпением жду возвращения в Норвегию, чтобы рассказать жителям, что сегодня проблема одного из самых опасных источников загрязнения решается», — отметила Аспакер.

Директор программы регулирующего сотрудничества Государственного управления Норвегии по ядерной и радиационной безопасности (DSA) Малгожата Карпов Сневе рассказала о том, что в рамках совместного сотрудничества по утилизации плавтехбазы стало понятно, что общепринятых стандартов, регулирования для сферы ядерного наследия нет.

«ПТБ «Лепсе» была первым проектом, которым мы начали активно заниматься. Когда произошла первая международная встреча по решению проблемы «Лепсе», мы осознали, что отсутствует регулирование по ядерному наследию, а применение стандартов МАГАТЭ к ядерному наследию практически невозможно. Поэтому это дало старт для нашей большой работы по определению того, как надо регулировать обращение с такими сложными объектами, как «Лепсе», Губа Андреева. Здесь необходима совместная работа и оператора, и регулятора, и мы нашли совместное решение, чтобы защитить людей, которые там работали, и в то же время решить проблему выгрузки ОЯТ»,

— пояснила она, напомнив, что тот факт, что топливные сборки были разрушены и находились в аварийном состоянии, представлял очень большой вызов для всех участников.

«С нашей точки зрения, осуществление этого проекта позволило не только российскому регулятору понять, что необходим новый взгляд на такие вопросы, но и международным регуляторам. Это был первый проект в мире, который показал и МАГАТЭ, и Европейской комиссии, что необходимо смотреть на вопросы регулирования с новой точки зрения. Проект «Лепсе» показал, что международное сотрудничество по таким проектам идет нелегко, было разное понимание ситуации у участников, у государственных структур. Встал вопрос о ядерной ответственности при работе зарубежных участников в другой стране. Но диалог с экспертами из других стран позволил повысить уровень безопасности при решении этой проблемы»,

— констатировала Сневе. По ее мнению, весь опыт, накопленный при утилизации «Лепсе», будет использоваться при решении проблем на других объектах ядерного наследия, причем он может быть использован не только в России, но и в других странах.

Менеджер проектов Шведского агентства по радиационной безопасности SSM Вивиана Сандберг считает самым главным в реализации этого проекта то, что уже есть результат.

«Мы очень положительно оцениваем работу международных экспертов и сам процесс международного сотрудничества по проекту утилизации ПТБ «Лепсе». Результаты говорят сами за себя. Мы рады, что сотрудничество шло с Россией и российские эксперты смогли на таком высоком уровне реализовать этот проект. Это очень большой вклад в защиту природы Кольского полуострова и большой вклад в здоровье людей, которые здесь проживают. Это важно и для последующих поколений. Мы соседи, и мы должны сотрудничать и следить за тем, чтобы наша планета осталась зеленой и чистой для будущих поколений», — прокомментировала она.

Ее коллега Тур Стенберг, менеджер проектов Офиса международного сотрудничества Шведского агентства по радиационной безопасности (SSM) назвал опыт сотрудничества с Россией очень продуктивным и успешным.

«Мы участвовали в большом количестве мероприятий по проекту утилизации «Лепсе». Мы участвовали в работах на судоремонтном заводе «Нерпа», связанных с подготовкой транспортного судна «Серебрянка». Мы также принимали участие в различных проектах, связанных с физической защитой, наблюдением за окружающей средой, дозиметрией для персонала, участвующего в проекте.

Для нашей страны, как и для Норвегии и всех остальных стран, участие в этом проекте важно потому, что речь идет о безопасности. Это наше общее дело.

Наш опыт сотрудничества с Россией очень позитивный, оно было продуктивным и успешным. Без сомнения, оно представляло взаимный интерес, опыт, который мы получили в работе по этому проекту, может быть использован в нашей атомной промышленности. Российские специалисты могут чему-то научиться у нас, мы у них, и это было основной идеей сотрудничества в рамках этого проекта».

Напомним, сухогруз «Лепсе», построенный в 1934 году, был переоборудован в плавучую техническую базу (ПТБ) в 1961 году. ПТБ обеспечивала перезарядку ядерного топлива реакторов атомных ледоколов. С 1981 года ПТБ «Лепсе» использовалась только для хранения отработавшего ядерного топлива и радиоактивных отходов. В 1988 году ПТБ была выведена из эксплуатации. В 1996 году проект включен в программу TACIS (программа «Техническая помощь СНГ») с выделением финансирования на обследование состояния ОЯТ. После проведения ФГУП «Атомфлот» в 2011 году (в том числе за счет средств Федеральной целевой программы «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015 года») комплексного радиационного обследования судна и подготовительных работ ПТБ «Лепсе» в 2012 году была отбуксирована на судоремонтный завод «Нерпа».

В 2008 году было заключено исходное исполнительное соглашение о гранте (ИСГ) для утилизации ПТБ «Лепсе», получателем средств которого является АО «Логистический центр ядерного топливного цикла», а распорядителем — Европейский банк реконструкции и развития. Целью реализации проекта является улучшение радиационной обстановки и устранение серьезной экологической опасности в регионе за счет удаления отработавшего ядерного топлива и радиоактивных отходов с ПТБ «Лепсе» и направления его на переработку или временное хранение.

Сухогруз «Лепсе» был построен в 1934 году, переоборудован в плавучую техническую базу (ПТБ) в 1961 году. До 1981 года ПТБ обеспечивала перезарядку ядерного топлива реакторов атомных ледоколов. С 1981 года ПТБ «Лепсе» использовалась только для хранения отработавшего ядерного топлива и радиоактивных отходов. В 1988 году ПТБ была выведена из эксплуатации. В 1996 году проект включен в программу TACIS (программа «Техническая помощь СНГ») с выделением финансирования на обследование состояния ОЯТ. После проведения ФГУП «Атомфлот» в 2011 году (в том числе за счет средств Федеральной целевой программы «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015 года») комплексного радиационного обследования судна и подготовительных работ (докование с частичной конвертовкой корпуса судна, удаление переменных грузов, извлечение РМ и проведение дезактивации, установка дополнительного оборудования и т.д.) ПТБ «Лепсе» в 2012 году было отбуксировано на СРЗ «Нерпа». В 2008 году было заключено исходное исполнительное соглашение о гранте (ИСГ) для утилизации ПТБ «Лепсе», получателем средств которого является АО «Логистический центр ядерного топливного цикла», а распорядителем - Европейский банк реконструкции и развития. Целью реализации проекта является улучшение радиационной обстановки и устранение серьезной экологической опасности в регионе за счет удаления отработавшего ядерного топлива и радиоактивных отходов с ПТБ «Лепсе» и направления его на переработку или временное хранение.
Поделиться