Первые шаги к широкому сотрудничеству

Автор: А.П. Васильев, член Общественного совета Госкорпорации «Росатом»

В Советском Союзе, вовлеченном в гонку вооружений в годы «холодной войны», огромными темпами развивалась промышленность, связанная с созданием ядерного оружия, а также самый большой в мире атомный подводный флот и обеспечивающая его наземная инфраструктура. От окончания «холодной войны» выиграли все страны. А тяготы ликвидации огромного ядерного наследия СССР достались России. Они еще усугублялись обвалом экономики, связанным как с распадом СССР, так и с годами перестройки.

В мае 1998 г. председатель Правительства России С.В. Кириенко подписал Постановление №518, которым функции координации работ по комплексной утилизации АПЛ передавались Минатому России. Интересно отметить, что в 2005 г. С.В. Кириенко возглавил Росатом, где  проблемы «ядерного наследия» решались под его руководством.

В 2000 г. Минатому были переданы четыре бывшие технические базы ВМФ, и на их основе созданы предприятия ФГУП «СевРАО» и ФГУП «ДальРАО». Специалисты Минатома начали знакомить зарубежных коллег с проблемами, которые нужно было срочно решать [1].

Первые встречи в Министерстве торговли и промышленности Великобритании (DTI), на которых обсуждались проблемы реабилитации объектов в губе Андреева, были проведены в апреле и октябре 2000 г.  по инициативе Международного Центра по экологической безопасности Минатома России (МЦЭБ) и благодаря помощи секретаря посольства России в Великобритании  Л. Т. Янко. Господин И. Даунинг, непосредственно отвечавщий за сотрудничество по вопросам предоставления помощи России в проведении комплексной утилизации АПЛ и реабилитации объектов в губе Андреева, попросил подготовить набор проектов, которые DTI могло бы профинансировать. Такая работа по поручению В. Д. Ахунова, начальника управления по выводу из эксплуатации ядерных и радиационноопасных объектов, была выполнена МЦЭБ совместно с другими институтами (НИКИЭТ, ВНИПИЭТ, ОКБМ и др.) и СевРАО. И в мае 2001 г. делегация НИКИЭТ представила в DTI 26 проектов, одобренных руководством Минатома, из них 6 наиболее приоритетных. Британские специалисты начали изучать их. Для того, чтобы лучше понять существующие проблемы, британские делегации, возглавляемые И. Даунингом, приняли участие в двух больших международных конференциях, посвящённых экологическим проблемам комплексной утилизации АПЛ и организованных МЦЭБ в Северодвинске (июль 2001 г.) и Владивостоке (сентябрь 2002 г.) совместно с судостроительными предприятиями «Звёздочка» и «Звезда», соответственно. Более того, DTI выступило спонсором этих конференций, благодаря чему многие российские докладчики смогли поехать во Владивосток.

Параллельно шёл процесс обсуждений проблемы губы Андреева на семинарах, проводимых под эгидой Контактной Экспертной Группы МАГАТЭ (КЭГ).

В октябре 2001 г. Министерство энергетики США при помощи Министерства обороны и Государственного департамента организовало семинар КЭГ по обращению с отработавшим ядерным топливом (ОЯТ) и радиоактивными отходами (РАО) в губе Андреева. В семинаре приняли участие представители России и семи других стран, собравшиеся для рассмотрения международной помощи в целях уменьшения уровня опасности и загрязнения окружающей среды от ОЯТ и РАО, хранящихся на этом объекте.

Семинар был организован под эгидой КЭГ по инициативе Р. Скотта, главы делегации США в КЭГ, и Т. Норендаля, председателя КЭГ. Встреча состоялась в Айдахской национальной лаборатории Министерства энергетики США, занимающейся проблемами обращения с ОЯТ и РАО США.

Семинар проводился при активной поддержке Минатома, чью делегацию возглавил В.Н. Коваленко. В делегацию вошли также представители Минобороны РФ и Администрации Мурманской области. Британскую делегацию возглавлял Алан Хейес. Он незадолго до этого пришёл в DTI на должность заместителя И. Даунинга и стал самым активным сторонником ускорения помощи России.

Основные цели семинара включали:

  • оценку проблем безопасности и экологии, связанных с ОЯТ и РАО в губе Андреева;
  • рассмотрение вариантов технологических решений и определение приоритетов;
  • побуждение доноров к поддержке приоритетных действий.

Эти цели были достигнуты.

На встрече делегация РФ в шести сообщениях описала условия, приоритеты и варианты действий по очистке и реабилитации объектов в губе Андреева:

  • В.Н. Коваленко. «Текущая ситуация в губе Андреева»;
  • А.Н. Рузанкин. «Важность реабилитации объектов в губе Андреева»;
  • С.Г. Тестов. «Государственный надзор за ядерной и радиационной безопасностью в губе Андреева».
  • А.П. Васильев. «Основные подходы по обращению с РАО  в губе Андреева».
  • А.В. Григорьев. «Необходимая инфраструктура для обращения с ОЯТ и РАО».
  • Н.Г. Сандлер. «Система сооружений по обращению с ОЯТ в губе Андреева».

Делегация РФ определила основные приоритеты относительно реабилитации этого объекта, а именно:

  • Восстановление и наращивание инфраструктуры
  • Обращение с ОЯТ
  • Обращение с ТРО и ЖРО
  • Реабилитация зданий и сооружений
  • Реабилитация территории.

Делегаты признали необходимость выполнения неотложных работ, не связанных с разработкой технико-экономических обоснований (ТЭО). Финансирование проектов со стороны стран-доноров зависит от разрешения нескольких ключевых вопросов, в том числе: освобождение от ядерной ответственности, налогов и сборов, доступ к объекту, полная прозрачность смет и расходования финансовых средств, участие иностранных специалистов. Эти вопросы могут решаться и обеспечиваться  как двусторонними, так и многосторонними соглашениями в зависимости от позиций разных стран-доноров. После презентаций российской делегации были организованы встречи четырёх рабочих групп. Основные выводы этих встреч и последующих дискуссий следующие.

Развитие инфраструктуры

Представители стран высказали заинтересованность участвовать в разработке технических оценок и определили список приоритетных работ, в том числе, административное здание, ремонт дороги, система физической защиты, создание санпропускников, лаборатории радиационного и экологического мониторинга, определили перечень  приоритетного оборудования.

Обращение с РАО

Представители стран высказали заинтересованность участвовать в разработке технических оценок и определили приоритетные проекты, в том числе, ТЭО проектов по обращению с РАО и реабилитации зданий и сооружений, реабилитацию здания 5 и здания 67 для хранения ТРО. Были определены также потребности в оборудовании для проведения первоочередных работ.

Обращение с ОЯТ

Конечной целью является вывоз хранящегося в настоящее время в губе Андреева ОЯТ на ПО «Маяк». Приоритетным проектом является разработка ТЭО по долгосрочному обращению с ОЯТ. На 13-м заседании КЭГ 6-8 ноября 2001 г. российская сторона представит перечень первоочередных работ и необходимого оборудования.

Вопросы надзора и лицензирования

Для рассмотрения российских разработок международной экспертной группой лицензирования не требуется. Лицензирование «СевРАО» по обращению с радиоактивными материалами  осуществляет Минатом РФ с участием УГН ЯРБ. Деятельность предприятия в области ядерной и радиационной безопасности осуществляется в соответствии с федеральными нормативными документами Министерства здравоохранения и  Госатомнадзора РФ. Государственный надзор за ядерной и радиационной безопасностью предприятия осуществляет УГН ЯРБ Министерства обороны РФ. Предприятие «СевРАО» отвечает за приобретение лицензий, но иностранные предприятия, непосредственно участвующие в работе, должны самостоятельно подавать заявки на лицензии.

Иностранное участие

Иностранное участие приветствуется на всех этапах проектов. Оно может заключаться в предоставлении технических решений и документации, поставках оборудования, техническом рассмотрении исследований и финансировании, но не в производственных работах.

Вопросы планирования

Результаты ТЭО будут включены в генеральный план мероприятий, направленный на обращение с ОЯТ и РАО, реабилитацию зданий и территории и общую очистку объекта. Параллельно с составлением ТЭО необходимо проводить неотложные мероприятия по созданию минимума инфраструктуры, обеспечивающей начало основных реабилитационных работ. На 13-й встрече  КЭГ российская сторона представит стоимостные оценки для проведения ТЭО по каждому направлению работ, проведения первоочередных работ и поставки оборудования.

Резюме

Делегаты предлагают всем членам КЭГ следующие комментарии и внесут эти рекомендации на встрече КЭГ в городе Оскаршамн, Швеция, 6-8 ноября 2001 г.

  1. Российская делегация предоставила подробную информацию об условиях, приоритетах и потребностях для улучшения обращения с ОЯТ и РАО в губе Андреева.
  2. Рабочие группы определили много приоритетных программ и проектов. Некоторые из них требуют дальнейшей проработки в виде разработки подробных ТЭО до принятия решений по финансированию. Некоторые проекты носят неотложный характер и не требуют дальнейшей проработки до начала работ.
  3. Делегаты признают, что в губе Андреева имеются неотложные проблемы, как это определено на семинаре, и призывают страны-доноры приступить к незамедлительной работе по их решению, а также призывают российскую сторону разрешать межведомственные конфликты, препятствующие оказанию помощи странами-донорами.

Делегаты поблагодарили российскую делегацию за её усилия и дали высокую оценку уровню детализации в представленных сообщениях.

Второй семинар КЭГ по реабилитации губы Андреева был проведён в Москве в марте 2002 г. Делегация Минатома, возглавляемая В. А. Лебедевым, представила общую стратегию по реабилитации объектов в губе Андреева, условия и приоритеты ближайших работ в следующих четырёх блоках проблем:

  • создание технической инфраструктуры,
  • обращение с ОЯТ
  • обращение с РАО
  • реабилитация здания № 5.

На этом семинаре были определены страны-доноры и ответственные эксперты по каждой из проблем.

После семинара в 2002 г. и в начале 2003 г. в МЦЭБ регулярно проходили встречи по подготовке соответствующих проектов с участием представителей Минатома, СевРАО, НИКИЭТ, ВНИПИЭТ и других институтов, а также стран-доноров. На них с участием представителей стран- доноров обсуждались состав, сроки и объём  планируемых работ:

  • обращение с ОЯТ, обеспечение безопасности работ и обследование здания 5 (Великобритания).
  • создание инфраструктуры и радиационное обследование зданий, сооружений и территории губы Андреева (Норвегия);
  • разработка технико-экономического исследования (ТЭИ) по обращению с РАО (Швеция).

Подготовка первых проектов

В 2002 г. DTI провело тендер для выбора технического консультанта по проектам на северо-западе России. Тендер выиграла команда RWE NUKEM под руководством Дэвида Филда. Главным менеджером проектов в губе Андреева с английской стороны была назначена строгая и энергичная Джейн Смит-Бриггс.

                      Подписание протокола о сотрудничестве с DTI. Патрисия Нортон, В. Д. Ахунов, Алан Хейес

Первоначально были сформулированы 3 задачи, по которым нужно было подготовить договора с ведущими организациями, назначенными Минатомом.

Задача № 1. «Обследование здания №5» (МЦЭБ)

В неё входили: сбор информации о состоянии здания 5 после аварийной выгрузки ОЯТ, проведение его предварительного обследования и подготовка комплексного инженерного и радиационного обследования (КИРО) для выбора дальнейшей судьбы этого здания.

             Здание 5                                                   Проведение измерений около здания 5

Задача № 2. «Исследование возможных вариантов обращения с ОЯТ» (НИКИЭТ)

Требовалось определить состояние топлива, хранящегося в ячейках БСХ, рассмотреть возможные технологии его выгрузки и транспортировки на переработку или другие варианты обращения с ОЯТ в зависимости от его типа и состояния.

Задача № 3. «Создание безопасных условий для временного хранения и обращения с ОЯТ в БСХ» (СевРАО), которая в дальнейшем перешла в «Реконструкцию и развитие объектов инфраструктуры для подготовки и вывоза ОЯТ».

Важным этапом реализации этой задачи стало создание укрытия над третьим блоком БСХ, который более 15 лет не имел крыши.

 Бетонное перекрытие БСХ 3А                   БСХ 3А после сооружения укрытия

Подписание этих договоров и начало работ по ним сдерживалось отсутствием многостороннего соглашения МНЭПР по ядерно-экологическому партнёрству стран-доноров с Россией. Это соглашение решало проблему ядерной ответственности и освобождения от налогов средств, предоставляемых России в качестве безвозмездной технической помощи. Тем не менее, DTI пошло на подписание первых трёх договоров в апреле 2003 г., за месяц до подписания МНЭПР.

Проанализировав систему организации и проведения работ по радиационному обследованию территории в губе Андреева (с 2003 г. задача № 5, финансируемая Норвегией), RWE NUKEM предложил дополнительную задачу.

Задача № 4. «Мероприятия по обеспечению радиационной безопасности при проведении работ на технической территории ПВХ в губе Андреева» (СевРАО)

В неё входили закупка дозиметрической аппаратуры, создание радиохимической лаборатории и двух мобильных санпропускников (для здания 5 и БСХ), строительство пункта дезактивации автомобильной техники. На это была выделена довольно большая сумма денег.. Но при этом потребовали все закупки производить только через тендер. Мы пробовали возражать, что это отнимет много времени и мало что изменит, но они были непреклонны.

Чтобы сэкономить время и силы, мы предложили объединить заявки всех участников работ и провести один тендер. МЦЭБ взялся за его организацию. Результаты удивили нас самих: конкуренция среди участников тендера позволила либо снизить первоначально заявленные цены, либо получить более качественную аппаратуру и расширенное программное обеспечение за ту же цену. За это мы искренне поблагодарили представителей DTI и NUKEM.

Параллельно шла работа по подготовке планов и договоров с DTI. Этот этап у себя мы привыкли выполнять быстро. А тут все развивалось очень медленно. Нас заставляли анализировать возможные риски, и технические, и экологические, и от ошибок персонала и неправильного выбора вариантов. Мы должны были заранее планировать меры по их предотвращению и ослаблению последствий. Оценивать эффективность выбранных вариантов и так далее. Все наши послания детально анализировали специалисты NUKEM и задавали нам новые вопросы.

В отличие от нашей практики они считали подготовительный этап очень важной частью всей работы, потому что ошибки, допущенные при выборе пути, очень дорого могут потом обойтись. Словом, они учили нас работать без спешки, но качественно, чтобы не переделывать ранее сделанное. И как тут не вспомнить известное правило инструктора летной школы: делать быстро, это значит, совершать неторопливые движения, но без перерывов между ними.

Расширение масштабов работ, числа их участников, большие объёмы информации, полученной в результате обследований, и необходимость организовать их быстрое получение и использование привели к введению ещё одной задачи.

Задача № 6. «Создание интегрированной базы данных по работам в губе Андреева» (МЦЭБ). Базы данных уже создавались при обследовании в здании 5 и на площадках хранения ТРО и ЖРО, при составлении карт радиационного загрязнения территории и хранилищ БСХ. Теперь они объединялись в единую базу данных. В неё входила и информация о приобретаемом оборудовании, его использовании и ремонтах, месте нахождения и т.д. Это позволяло, по мнению доноров, улучшить использование дорогой аппаратуры и исключить возможное дублирование при закупках. Нас удивило, что информация, в том числе финансовая, одной страны доступна другим участникам работ. Так, шведы поразили нас своим знанием, сколько пар перчаток и какая аппаратура была закуплена СевРАО на деньги норвежцев. Англичане имели весь список аппаратуры, купленной нами по шведскому проекту.

Норвегия, имевшая двустороннее Соглашение между Правительством РФ и Правительством Королевства Норвегия о сотрудничестве в области охраны окружающей среды в связи с утилизацией АПЛ и повышении ядерной и радиационной безопасности от 26 мая 1998 г., выбрала создание инфраструктуры. Это ключевая проблема, без её решения нельзя даже приступить к решению других проблем, т.к. к этому времени прежняя инфраструктура была практически полностью разрушена.

Первым проектом, выполненным по контракту с Норвегией уже в 2002 г., стало  строительство «Норвежской деревни» - административно-бытового комплекса в губе Андреева. Он существенно улучшил бытовые условия для персонала СевРАО и специалистов из других организаций. В дальнейшем сотрудничество расширялось. Были выделены средства на реконструкцию водовода и строительство 15 км дороги от шоссе до губы Андреева, что обеспечило бесперебойное движение автотранспорта. Продолжалось создание системы физической защиты [2].

По контрактам с Норвегией была составлена карта радиационного загрязнения территории, проведены радиационно-геологические и радиационно-гидрогеологические исследования территории губы Андреева, а также обследование причала. Было показано, что использование причала станет возможным после проведения ряда восстановительных работ. Важность причала трудно переоценить. Морем можно доставлять основные строительные материалы и оборудование для создания комплексов по обращению с ОЯТ и РАО. И только морем можно вывезти ОЯТ.

Норвегия, как наш сосед и партнёр по использованию Баренцева моря - «рыбного стола» Европы, заинтересована в приведении в нормальное экологическое состояние ближайшей к ней базы в губе Андреева. Норвежские коллеги искренне помогают нам своим опытом. И даже когда они критикуют нас, мы понимаем,  что это от их беспокойства не только о себе, но и о нас тоже.

Швеция выбрала проблему обращения с РАО. После динамичного обсуждения программы работ по подготовке технико-экономического исследования (ТЭИ, feasibility study) в Стокгольме 18 марта 2003 г. был подписан первый контракт на разработку ТЭИ обращения с ТРО в губе Андреева. 20 сентября 2004 г. было подписано дополнительное соглашение к контракту о разработке ТЭИ по обращению с ЖРО.

Контракт был заключён в формате трёхстороннего соглашения:  ФГУП «СевРАО» выступал как бенефициар и получатель средств содействия, он заключал договора с российскими организациями-субподрядчиками; SIP-как представитель донора, Правительства Королевства Швеции; Правительство Мурманской области - как гарант целевого использования средств содействия. Контракт заключался в  форме договора с фиксированной ценой и предусматривал авансирование российских исполнителей работ.

Шведский международный проект по ядерной безопасности (SIP) был уполномочен реализовывать проекты технического содействия и контролировать их выполнение. Проектным менеджером был назначен К. Бергман. В качестве технического консультанта была привлечена шведская компания SKB, имеющая большой опыт работы с ОЯТ и РАО. Руководителем группы технических экспертов был назначен Б. Густафссон (SKB). В рамках контракта была назначена Управляющая компания (МЦЭБ), на которую была возложена координация работ всех исполнителей по проекту, ведение технической и финансовой отчётности, проведение совещаний по проекту.

Ещё на стадии обсуждения проекта эксперты SIP и SKB предложили двухступенчатую схему управления контрактами. Технический комитет (ТК), состоящий из высококвалифицированных шведских и российских специалистов, под руководством Б. Густафссона рассматривал технические аспекты работ. На его заседаниях обсуждались отчёты российских исполнителей, намечались планы дальнейших исследований.

Принятые ТК материалы направлялись в руководящий комитет (РК). В его состав входили представители донора, а с российской стороны-представители Минатома и Правительства Мурманской области. В РК обсуждались и социальные аспекты деятельности по обращению с РАО. РК осуществлял долгосрочное планирование работ и координацию с другими проектами в губе Андреева. После одобрения РК российская сторона могла выставить инвойс на оплату соответствующего этапа работ. Оплата, как правило, проводилась без задержки. Чёткая и простая система организации взаимодействия способствовала успешному выполнению обоих контрактов (в 2005 и 2006 г.г., соответственно) [3].

Уже с самого начала работ стало ясно, что имеющиеся данные о составе и объёме ТРО и ЖРО далеки от реальности. Специалисты НИКИЭТ при поддержке СевРАО  провели радиационное обследование площадок открытого хранения ТРО и частично некоторых заглублённых хранилищ ТРО. Была составлена трёхмерная схема размещения ТРО и распределения их активности. Количество ТРО оказалось в ~4 раза больше, чем по исходным данным. Выявлена сильная неоднородность содержимого контейнеров с ТРО. Измерения с использованием коллиматора показали, что мощности дозы гамма-излучения в разных точках одного контейнера отличаются в десятки раз. Это важно учитывать при разгрузке контейнеров.

Во всех обследованных хранилищах ТРО обнаружена вода, ставшая уже ЖРО. Заполнены водой и ячейки двух блоков БСХ (2Б и 3А).

В результате выполнения ТЭИ рассмотрены различные варианты обращения с ТРО и ЖРО. С учётом российского и зарубежного, в т.ч. и шведского, опыта для детальной проработки в обоснование инвестиций (ОБИН) выбраны предпочтительные варианты обращения с РАО, проведены оценки их радиационной безопасности, потребности в рабочей силе, стоимости и сроки создания необходимой инфраструктуры.

 В заключение хочется подчеркнуть главное, чему  нас учат наши иностранные коллеги:

  • повышенное внимание к обеспечению комфортности и безопасности работы персонала, защите населения и окружающей среды;
  • тщательная подготовка плана работ, обоснование всех действий, трудовых и финансовых затрат;
  • полная финансовая прозрачность всех операций, их контроль и конкурсное проведение всех крупных закупок оборудования;
  • доброжелательный обмен информацией между партнерами, в т.ч. из разных стран;
  • твердая, но в пределах определенных рамок, зашита своих прав и интересов.

Губа Андреева- это полигон, где российские и западные специалисты вместе планируют и организуют работу. Где есть возможность проверить и освоить новые технологии и оборудование, новые методы подготовки и реализации реабилитационных работ, начиная с получения  исходных данных, разработки проекта, демонтажа зданий и сооружений и кончая обращением с ОЯТ, в том числе дефектным, ТРО, ЖРО и реабилитацией территорий.

Эти технологии и оборудование могут затем быть применены и на снятии с эксплуатации российских и зарубежных АЭС и других объектов. И нужно максимально разумно, с прицелом на будущее, использовать это сотрудничество.

О том, какими оптимистами мы были в те славные годы, говорит эта схема. 

Реальная жизнь оказалась сложнее. Но то, что видят приехавшие в губу Андреева сегодня, показывает, какая огромная работа проделана нами вместе. В этом огромная заслуга тех, кто все эти годы работал здесь. И тех, кто создавал технологии и оборудование, разрабатывал проекты и нормативные документы. И, конечно, наших западных коллег и руководителей их стран, которые в те трудные годы подали нам руку помощи.

Эта работа на благо всем нам. Прежнее состояние губы Андреева - это наследие холодной войны. Успешное завершение работ по её реабилитации будет результатом совместных усилий России и стран Европы, нашего желания и умения жить в мире.

Литература

  1. A.P. Vasiliev, V.A. Mazokin, V.A. Shishkin «Radiation inheritance of Russian nuclear fleet and ecological safety problems relating to utilization of nuclear submarines and rehabilitation of other facilities in the Navy». I Mech E Conference Transactions «Radioactive Waste Management-2000», p. 43-46, London.
  2. В.Н. Пантелеев «Работы, выполненные в 2002-2005 г.г. по контрактам с Королевством Норвегия». Вопросы утилизации АПЛ, №2(10), 2006, с. 52-57.
  3. Д.М. Измайлов, А.П. Васильев, С.М. Капинос « Обращение с радиоактивными отходами на объекте в губе Андреева». Там же, с.80-85.